• 18:48 – От окраин до Москвы: в Приморье стартовал очередной байк-уикенд 
  • 07:23 – Кенгуру может стать донором частей тела для спортсменов 
  • 06:51 – Россия реставрирует золотой купол в Гаване за 642 млн рублей 
  • 06:47 – Марию Дубовик и Анну Павликову поместили под домашний арест 

Нужно использовать страх Путина


31 июля компания «Фейсбук» объявила о том, что раскрыла кампанию влияния, длившуюся 17 месяцев и направленную на то, чтобы посеять политические разногласия в социальной сети. В этих действиях присутствовали черты, характерные для связанного с Кремлем «Агентства интернет-исследований». Спустя два дня руководители ведомств национальной безопасности заявили в Белом доме о том, что Россия проводит повсеместную кампанию по подрыву нашей демократии и по оказанию влияния на промежуточные выборы, которые пройдут в этом году. В совокупности эти заявления не оставляют сомнений в том, что политическое наступление российского президента Владимира Путина на США продолжается и не ослабевает. Администрация Трампа и конгресс в связи с этим должны задать самый существенный вопрос: как мы можем остановить Путина? Найти на него ответ крайне важно, потому что все те действия, которые Вашингтон предпринимал до сегодняшнего дня (некие усовершенствования в системах защиты от таких атак, узконаправленные санкции против России, предъявление обвинений российским чиновникам и организациям, а также выдворение российских разведчиков из США), не дали результата. Остановить Путина крайне важно, причем не только ради защиты американской демократии от российского вмешательства, но еще и потому, что мы должны подать более мощный устрашающий сигнал другим нашим врагам, таким как Китай, Иран и Северная Корея. Потенциальному агрессору надо показать, что за свое нападение ему придется расплачиваться. В частности, Китай, обладающий большими, чем у России, ресурсами для ослабления нашей демократии, должен знать, что Соединенные Штаты будут реагировать на любые его действия, заставляя платить высокую цену. Американский ответ России пока неэффективен, так как Вашингтон наносит удары только по организациям и лицам, реально участвующим в российских информационных войнах. После выборов 2016 года Соединенные Штаты ввели санкции как минимум против 10 российских организаций (причем, некоторые были наказаны не единожды) и по меньшей мере против 23 человек. Поскольку эти санкции не оказали серьезного воздействия на российскую экономику в целом, политические последствия для Путина были незначительными. Соединенным Штатам надо сделать вот что. В плане самозащиты они обязаны обеспечить безопасность национальной избирательной системы, и особенно того программного обеспечения, в котором содержится информация о зарегистрированных избирателях. Каждый электронный бюллетень должен иметь бумажную копию, которую в случае необходимости можно использовать для сверки результатов голосования. Нужны новые правила и система их исполнения, чтобы воспретить доступ иностранных денег к американским выборам. Федеральные власти должны работать с избирательными штабами, укрепляя защищенность техники и сетей, которыми те пользуются. И наконец, необходима более тесная координация всех ветвей власти в целях защиты американских выборов. Пожалуй, добиться этого наилучшим образом можно, создав Центр гибридных угроз по образу и подобию Национального контртеррористического центра.
В конгресс представлено несколько законопроектов, пользующихся поддержкой обеих партий. Они помогут законодательно закрепить большую часть предлагаемых изменений и обеспечат их финансирование. Однако эти законопроекты заморожены из-за той узкопартийной пристрастности, которую порождает этот вопрос. Теперь — что касается издержек для тех, кто нападает на Соединенные Штаты. Надо в полной мере осуществить уже объявленные и введенные санкции. Этого не происходит до сих пор. Но после этого надо перейти от точечных к всеобъемлющим санкциям с целью нанести ущерб российской экономике. Именно на это были направлены санкции администрации Обамы против Ирана; на это же направлены санкции администрации Трампа против данной страны. Путину надо четко указать на то, что мы отменим санкции, как только он прекратит вмешательство в деятельность демократических институтов США и их союзников, часть из которых тоже оказалась в осаде. Какими же должны быть эти санкции? Хорошим началом может стать предложенный 2 августа сенатский законопроект, поддержанный обеими партиями. Надо запретить любые сделки, имеющие отношение к российским энергетическим проектам, а также покупку российских государственных долговых обязательств новых выпусков. Вашингтон должен призвать союзников присоединиться к этим усилиям. Путин боится одного. Он боится, что когда-нибудь российский средний класс восстанет, наконец, против его режима и выйдет на улицы, требуя перемен. Так было в Тунисе, в Каире, в других городах Ближнего Востока и Северной Африки в период с 2010 по 2012 годы. Так случилось четыре года тому назад в Киеве, где украинцы свергли преданную Москве власть, вызвав огромную обеспокоенность у Путина. Санкции, бьющие по сердцу российской экономики и усиливающие риски беспорядков с участием среднего класса, заставят Путина задуматься. Те лидеры, которых выбрали Соединенные Штаты, и те эксперты по безопасности, которых они назначили и утвердили, знают об этой угрозе. Если мы не защитим в максимальной степени нашу нацию, если мы не заставим серьезно поплатиться тех, кто нападает на нашу демократию, история расценит это как серьезное уклонение от ответственности. Отличный первый шаг на прошлой неделе сделали руководители спецслужб, выступившие с заявлениями в Белом доме. Теперь срочно необходимы и другие шаги, более действенные и убедительные. Профессиональный разведчик Майкл Морелл с 2010 по 2013 годы занимал должность заместителя директора ЦРУ. В этот период он дважды исполнял обязанности директора Центрального разведывательного управления.
Оставить комментарий
  • Комментируют
  • Сегодня
  • Читаемое