• 18:48 – От окраин до Москвы: в Приморье стартовал очередной байк-уикенд 
  • 07:23 – Кенгуру может стать донором частей тела для спортсменов 
  • 06:51 – Россия реставрирует золотой купол в Гаване за 642 млн рублей 
  • 06:47 – Марию Дубовик и Анну Павликову поместили под домашний арест 

Границы НАТО


У Кремля имеется испытанная и протестированная схема добрый полицейский — злой полицейский, в которой Дмитрий Медведев, российский премьер-министр и бывший президент, является добрым полицейским. Но даже при таком раскладе он не смягчает свои слова. В ходе интервью, когда его спросили по поводу недавно сделанного заявления НАТО о возможном членстве Грузии в альянсе, он подчеркнул, что это может привести к «страшному конфликту». Это была не столько угроза эскалации конфликта на Кавказе и его превращения в третью мировую войну, сколько напоминание о двух фактах. Во-первых, Россия с момента своего вторжения в отколовшуюся от Грузии провинцию Южная Осетия в 2008 году имеет военные базы на территории, которые международное сообщество считает частью Грузии. Во-вторых, определяющий принцип НАТО, закрепленный в Статье 5 Вашингтонского договора, состоит в том, что нападение на одного из членов альянса считается нападением на всех. Из этого следует, что агрессора ожидает подавляющий военный ответ. НАТО была образована в то время, когда в международных отношениях доминирующее положение занимали два идеологических блока, каждый из которых возглавлялся военной сверхдержавой. Этих блоков больше нет, однако НАТО продолжает оставаться оборонительным военным альянсом, в задачу которого входит обеспечение территориальной целостности своих европейских и североамериканских членов. Она не может себе позволить расшириться и принять в свой состав те страны, в отношении которых не будет полной уверенности в выполнении с помощью силы своих коллективных гарантий безопасности. Грузия является одной из таких стран. Еще одна такая страна — Украина. Демократические, прозападные чаяния подавляющего большинства населения этих стран заслуживают щедрой западной поддержки в области дипломатии, торговли, а, если необходимо, то и помощи. Помимо этого, существует возможность сотрудничества в сфере обороны, если оно пропорционально тому уровню опасности, который представляет собой Россия, и той активности, к которой стремятся избранные правительства принимающих государств. Совершенно другое дело быть связанным обещанием начать войну всеми объединенными силами самого мощного в мире альянса от имени стран, которые являются оккупированными непредсказуемой и все более милитаристской ядерной державой.
После агрессии России против Грузии, Роберт Гейтс, бывший в то время министром обороны Соединенных Штатов, отметил: «Мы должны быть осторожными в отношении наших обещаний, однако мы должны хотеть выполнять те обещания, которые однажды уже были сделаны. Что касается НАТО, то Статья 5 должна соответствовать своему содержанию». Важность Статьи 5 еще больше возросла за последнее десятилетие, в ходе которого российское военное и кибернетическое бряцание оружием распространилось до границ членов НАТО в Прибалтике и в других местах восточной Европы. Оценка г-на Гейтса была правильной в 2008 году, и она остается правильной сегодня. НАТО должна проявлять осторожность. Ее расширение за счет включения Грузии или Украины одновременно приведет к усилению кремлевского нарратива о том, что предположительно оборонительный альянс пытается окружить Россию, и это укрепит уверенность президента Путина в том, что обязательства НАТО в отношении Статьи 5 при проверке могут оказаться слабыми. Кремль пользуется теми возможностями, которые предоставляет президент Трамп. Его двусмысленный подход к НАТО становится очевидным в его недовольстве по поводу недостаточных расходов на оборону, а также в его публичных рассуждениях о том, почему вообще Соединенные Штаты должны заниматься защитой самого нового члена альянса — Черногории. Это достойно сожаления. Любая позиция Америки, поощряющая Россию к тому, чтобы чувствовать себя в безопасности после захвата территорий, лишь повышает вероятность такого рода действий в будущем. Однако сам принцип остается. НАТО не может позволить давать обещания, которые она может не выполнить. Комментарии читателей: Гэрри Мачин (Harry Machin) Нужно лишить Россию ее права вето в ООН Говард М1 (Howard M 1) Без угрозы возмездия со стороны Соединенных Штатов Путин получает довольно приличную возможность делать то, что он захочет. Пиммс (Pimms) Россия, вероятно, будет считать Грузию своим «мягким подбрюшьем», если она вступит в НАТО. Вместе с Турцией получается достаточно широкий южный фронт, о котором они должны будут беспокоиться. Морварид (Morvarid) в ответ Приммс Россия не будет оккупирована НАТО. Русские не боятся того, что страны НАТО на нее нападут, они возмущены тем, что не могут оккупировать какую-то страну НАТО или вмешаться в дела какой-то страны, в отношении которой, по их мнению, у них есть право так поступать. Пиммс в ответ Морварид Вот пример блестящей стратегической логики. Я думаю, что, руководствуясь подобной логикой, Джон Кеннеди создал кризисную ситуацию в кубинском Заливе свиней. Хейс Волфенден (heys wolfenden) Мы, действительно, собираемся защищать Грузию во время кризиса, и сколько конкретно Германия готова за это заплатить? Таким образом, если Турция продолжит двигаться в сторону России, то нам надо сделать ей жизнь очень некомфортной. Морварид в ответ Хейс Волфенден Ты русский тролль, и я требую вернуть мои 5 фунтов. Уильям Гудхолл (william goodhall) в ответ Марварид и Хейс Волфенден Морварид! На этот раз я с вами согласен! Шарап фокус (Sharp focus) Ни при каких условиях президент Трамп не позволит Грузии вступить в НАТО. Морварид в ответ Шарп Готов поспорить, что разрешит. Шарп фокус Я в азартные игры не играю, но посмотрим, кто окажется прав.
Оставить комментарий
  • Комментируют
  • Сегодня
  • Читаемое