Independent-press.ru | РИА "Независимая пресса" - независимые новости со всего мира
 
  • 08:10 – Патриотизм: вымирание и безысходность Украины 
  • 23:36 – Обреченные Екатерина Великая и украинцы 
  • 22:28 – Хабом по Шольцу и Байдену -- они ответят Эрдогану 
  • 18:31 – Анкара и Москва – партнеры навек. Эрдоган убеждает Европу Путиным и Россией 
2022

Пятое поколение еще на пять лет. Товарищ Си принц с задатками комсомольца

Пятое поколение еще на пять лет. Товарищ Си принц с задатками комсомольца

Когда в конце 2012 года на ХХIII съезде Компартии Китая (КПК) ее генсеком стал Си Цзиньпин, все поняли, что он пришел во власть на 10 лет во главе так называемого «пятого поколения» и задались традиционным вопросом «ху из Си?».

И после 10 лет пребывания у власти определились: он – не просто признанный лидер Китая, но и символ перемен путем где необходимого тонкого компромисса, а где и железного и решительного натиска до окончательной победы нового и слома старого.

Когда на XIX съезде КПК была упразднена норма Конституции о десятилетнем и не более пребывании руководителей на высших должностях в партии и государстве, все сразу поняли, что Си Цзиньпин будет править еще то ли 5, то ли 10 лет. И впервые посоле Мао Цзэдуна претендует на роль нового «Кормчего» -- национального лидера, которые олицетворяет и проводит реформы, определяющие облик и курс Китая. 

Сегодня на ХХ съезде КПК, где уже отчитался товарищ Си, обсуждается, кто войдет в состав нового политбюро (ПБ) и его постоянного комитета (ПК). И как Си сформирует новую команду на новый пятилетний срок своего правления. Все уверены: высшие эшелоны китайской власти ждет встряска и кадровая перетряска. Потому что Си окончательно прощается с линией, которой неукоснительно следовал его предшественник на посту главы партии Ху Цзиньтао, и рук которого он быстро получил всю полноту власти уже в 2013 году. КПК больше не будет руководить коллективное руководство, фактически конгломерат отдельных групп влияния. В частности, газета «South China Morning Post» прогнозирует, что из ПК, насчитывающего семь человек, уйдут четверо. Это больше, чем ожидалось. А состав ЦК (около 270 членов и кандидатов) будет обновлен почти наполовину, предсказывает. Газета ссылается на неофициальный возрастной ценз – 68 лет, когда положено уходить в отставку. Самому Си 69, но к нему это ограничение по понятным причинам не относится. Все остальные уйдут, и к власти придет команда Си.

И потомоу очень интересно вспомнить путь самого Си к вершинам власти, фон и обстоятельства, при которых в Китае за последние 30-35 лет все это происходило. Уже понятно, что Китай вполне оправданно подарил миру и очень ходовую ныне пословицу – «чтоб ты жил в эпоху перемен». Все, кому не лень, повторяют ее на разные заставки, чтобы либо скрыть боязнь перемен и неумение изменяться или проводить реформы, либо оправдать трудности, возникающие в ходе неумелого реформирования. Но применительно к Китаю лишнее словосочетание «резкие перемены». А так Китай изменяется всегда. Более того, таким, как сейчас, второй экономикой мира, он стал, благодаря непрекращающимся реформам, ведущим к переменам во всех сферах жизни.

Но реформам и переменам не резким или спонтанным, конъюнктурным, а продуманным, хорошо взвешенным, обеспеченным и кадрами, и ресурсами. Преемственность преобразований и их продуманная постепенность – вот два кита, на которых держится современный китайский процесс реформирования. И дает такие впечатляющие результаты.
 
 Главной реформой в жизни Китая совершенно справедливо можно считать, собственно, его образование на новых – социалистических – рельсах в октябре 1949 года. Тогда наступило время «Великого Кормчего» – Мао Цзэдуна, которое продлилось до его смерти в 1976 году. И именно тогда началось строительство того общественно-политического строя и его экономики, которые сегодня и называются «социализм с китайской спецификой». Более того, в ноябре 2012 года на XVIII съезде Компартии Китая (КПК) в ее Устав впервые было записано положение о том, что в Поднебесной «установлен социалистический строй с китайской спецификой». А уходящий вождь и правящей партии, и государства Ху Цзиньтао тогда же наметил следующую цель – построение в Китае к 2021 году (столетнему юбилею образования КПК) «среднезажиточного общества» (по-китайски – сяокан). Общества, в котором для человека были бы обеспечены все базовые материальные и духовные потребности и которое зиждилось бы на эффективном сочетании экономических рыночных механизмов с государственным регулированием и социальной (читай – социалистической) справедливостью. Конкретнее эти задачи выглядят как удвоение для каждого китайца его среднедушевой доли от ВВП и, следовательно, увеличение в два раза самого ВВП. Для сравнения, по данным, например, Всемирной книги фактов ЦРУ (США), ВВП Китая за 2012 год составил 7743,144 млрд. долл. Это в два раза меньше, чем ВВП Соединенных Штатов (15497,321 млрд. долл.), но в 3,3 раза больше, чем ВВП соседней России (2117,236 млрд. долл.) и растущего нового главного конкурента Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе – Индии (2012,760 млрд. долл.). Не говоря уже о том, что это в 21 раз больше, чем в Украине (всего 359,9 млрд. долл.).
 
 И все это должно происходить, разумеется, под руководством КПК. С этого товарищ Ху и начал свой доклад партийным сотоварищам: «Главная тема съезда: высоко неся великое знамя социализма с китайской спецификой, руководствуясь теорией Дэн Сяопина, важными идеями тройного представительства и научной концепцией развития, раскрепощая сознание, осуществляя реформы и открытость, цементируя силы, штурмуя высоты и преодолевая трудности, с неизменной твердостью продвигаться вперед по пути социализма с китайской спецификой и бороться за полное построение среднезажиточного общества». 


 Другими словами, фундаментом дальнейшего развития Китая стали не оплевывание предыдущих руководителей, отказ от их опыта и перекладывание вины за возможные провалы на седые головы или могилы предшественников, а учет наработок каждого из них. На основе понимания того, что каждое из поколений руководителей работало на Китай и внесло в его становление свой посильный вклад. Ошибки – это тоже опыт. Негативный, но опыт...

Посудите сами: «первое поколение» – это, конечно же, эпоха Мао Цзэдуна (1949-1976). Он начал строить социализм с китайской спецификой, и страна при нем переживала, скажем мягко, разные времена. По данным китайской так называемой «демократической оппозиции», обретающейся, как и положено, в США, за время экспериментов Мао уничтожено 80 миллионов китайцев. Это, бесспорно, страшно. Китай при Мао шарахался из стороны в сторону во время «большого скачка» (1958-1960) и «культурной революции» (1966-1976), «Великий Кормчий» в борьбе за свою власть и за социализм безжалостно расправлялся как с соратниками-конкурентами, так и с целыми слоями китайского общества, объявленными «врагами». Но, бесспорно, и другое: за время строительства социализма в Китае по Мао его население удвоилось – с 500 миллионов до 1 миллиарда человек. Сейчас – 1,3 млрд. Что-то все-таки социализм китайцам дал...

Пришедший на смену и при Мао побывавший в опале Дэн Сяопин первым делом провозгласил «пекинскую весну», суть которой свелась к порицанию и отрицанию практики «культурной революции». При ней ее «герои» – хунвэйбины – его просто унижали и оскорбляли, а вот сына Дэн Пуфана выбросили с четвертого этажа гостиницы и навсегда сделали инвалидом. Но Дэн, отринув «культурную революцию», не отринул Мао. Он публично признал его роль в становлении нового Китая и заявил, что на три десятых тот был не прав и ошибался, а на семь десятых – был прав и возвеличил Китай. Эта оценка Мао сохраняется в идеологической доктрине КНР до сих пор.

При «втором поколении» руководителей (1976-1989) под началом Дэн Сяопина были сформулированы четыре главных принципа современного Китая. Первый: открытость и реформы. Суть его товарищ Дэн сформулировал еще в 1961 году на одной из партхозконференций в Гуанчжоу: «Не важно, черная кошка или белая кошка, если она может ловить мышей – это хорошая кошка». Китай открылся миру, начал сочетать капиталистический рынок с социалистическим планированием и сегодня превратился в «фабрику мира», вторую экономику планеты.

Второй принцип: в мире есть только один Китай. Все территории, которые Китай считает своими, должны быть ему возвращены. В первую очередь, это касается Республики Тайвань, против окончательной независимости которой КНР готова бороться любыми средствами. В том числе, военными. И все об этом официально предупреждены.

Чтобы предотвратить военные столкновения за территории, работает третий принцип – «одна страна – две системы», который предусматривает существование в социалистическом Китае территорий с другим общественно-политическим укладом – чисто капиталистическим. Благодаря этому принципу, уже после смерти Дэна в состав КНР вернулись от Великобритании Гонконг (стал Сангяном) в 1997 году и от Португалии Макао (Аомынь) в 1999 году.
 
 Четвертый принцип касается механизма передачи власти от поколения к поколению. Если кратко, то власть в Китае сменяется каждые 10 лет, а все высшие руководители Китая не могут засиживаться в своих креслах позже 70 лет. Чтобы, значит, не правил маразм и никого не надо было поддерживать при ходьбе и выносить на покой вперед ногами. Сам Дэн Сяопин подал личный пример. В 1976 году, когда он стал средоточием всей китайской жизни, ему было 72 года, и он не занял всего один высший руководящий пост – председателя военного совета ЦК КПК.


 Потом Дэн сам фактически по персоналиям определил «третье поколение» (1989-2002), олицетворением которого стал Цзян Цзэминь, главный руководитель страны (1993-2003) и партии (1989-2002). Он внес в теорию и практику построения «социализма с китайской спецификой» идею тройного представительства, уравнявшую в Компартии Китая интеллигенцию в политических правах с рабочими и крестьянами и открывшую дорогу в партию частным предпринимателям. В остальном товарищ Цзян делал то, что прописал товарищ Дэн. 

После на 10 лет пришло «четвертое поколение» руководителей во главе с Ху Цзиньтао (2002/2003-2012/2013), которого тоже заметил и одобрял еще Дэн Сяопин. По Дэну товарищ Ху и работал. Но обогатил процесс «научной концепцией развития». О ней, ставя ее в последовательный перечень наработок и достижений предшественников, он сам на XVII съезде скромно сказал: «Научная концепция развития – это результат соединения марксизма с реалиями современного Китая и особенностями эпохи, это концентрированное выражение марксистских мировоззренческих и методологических принципов. ...Самое последнее достижение теоретической системы социализма с китайской спецификой, квинтэссенция коллективного разума КПК, мощное идеологическое оружие в руководстве всей партийно-государственной работой. Вместе с марксизмом-ленинизмом, идеями Мао Цзэдуна, теорией Дэн Сяопина и важными идеями тройного представительства она относится к сфере руководящих идей, которых партия обязана постоянно придерживаться». 

А еще товарищ Ху разработал принцип «Восемь добродетелей и восемь пороков». Эдакий кодекс строителя социализма с китайской спецификой: 1) люби Родину; не делай ей вреда; 2) служи народу; никогда не предавай его; 3) следуй за наукой; не будь невеждой; 4) будь прилежным; а не ленивым; 5) будь отзывчивым, помогай каждому, не наживайся за счет других; 6) будь честным и порядочным; не поступайся принципами ради наживы; 7) будь дисциплинированным и законопослушным; нет – хаосу и беззаконию; 8) живи просто, трудись усердно; не валяйся в роскоши и наслаждениях.

Вот так. Теперь очередь обогащать теорию и практику – за «пятым поколением» Си Цзиньпина, которое, как теперь уже понятно, будет у власти и после 2022/2023 годов. У команды Си вся полнота власти в партии, государстве и армии.

И случилось все 10 лет назад, когда в ноябре 2012-го, на XVIII съезде КПК и началась полномасштабная передача власти от так называемого «четвертого поколения» китайских руководителей «пятому поколению». Новым генеральным секретарем ЦК КПК и председателем Военного совета ЦК КПК вместо на то время 69-летнего Ху Цзиньтао стал 59-летний Си Цзиньпин. Окончательно она была завершена 17 марта 2013 года на сессии парламента – Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), когда были утверждены новый глава государства (председатель КНР) Си Цзиньпин и новый кабинет министров. В это же время товарищ Си стал и председателем Центрального военного совета КНР – высшего военного органа страны, сосредоточив в своих руках все четыре главных поста в Китае и всю высшую политическую (генсек), государственную (президент) и военную (глава двух военных советов – ВС в ЦК КПК и в КНР) власть. 

Но на том же XVIII съезде случилась первая сенсация во время передачи власти от поколения к поколению, на которую обратили внимание как друзья, так и недруги Китая, начав строить самые разные прогнозы о непредсказуемом (от успешного до катастрофического) развитии Китая. Была нарушена постепенность передачи власти. Товарищ Ху уступил товарищу Си не только должность генсека ЦК КПК, но и свой пост в военном совете (ВС) ЦК КПК. Такого до него в новейшей социалистической истории Китая так сразу не делал никто. Это было явное нарушение принципа гарантий плавности, постепенности и неотвратимости передачи власти. 

Все дело в том, что основатель нового Китая Мао Цзэдун не зря говорил, что «винтовка рождает власть». Контроль над армией обеспечивал и гарантии передачи власти, и сохранение преемственности курса. Потому что ВС ЦК КПК и руководит Народно-освободительной армией Китая (НОАК) и войсками Народной вооруженной милиции Китая. Центральный же военный совет (ЦВС) КНР – это фактически параллельная формальность, дань гражданскому государству. Персонально два военных совета фактически совпадают, и глава этих советов во главе вооруженной армады всесилен.

Впервые работу этого гарантийного механизма продемонстрировал в апреле 1989 года Дэн Сяопин во время событий на площади Тяньаньмэнь, когда там, сразу после визита в КНР генсека ЦК КПСС и главного «перестройщика» Михаила Горбачева, начались протесты против социализма с китайской спецификой. «Китайские Горбачевы» – действующий тогда генсек ЦК КПК Чжао Цзыян и его предшественник, умерший в апреле 1989-го Ху Яобан (в память о нем студенты и запротестовали), поддерживали курс на перестройку, окончательный отказ от маоизма и требования студентов о демократизации общества по западным образцам. Китай мог тогда, как и СССР, свернуть с избранного пути. И тогда глава военного совета ЦК КПК Дэн Сяопин приказал ввести войска в Пекин, разогнать протестующих и уже в июне 1989 года передать своему сменщику Цзян Цзэминю власть в партии, а в 1993 году – и в государстве. Сам же Дэн ушел в отставку со всех постов осенью 1989 года, чтобы не бросать тень на государство. Но влиял на все и бразды правления держал в руках до самой смерти в 1997 году...

И Цзян Цзэминь, в 2002/2003 годах передав власть в партии и даже в государстве Ху Цзиньтао, сохранял за собой пост председателя ВС ЦК КПК до сентября 2004 года. Гарантировал, так сказать...


 В ноябре же 2012-го после ухода товарища Ху с поста главы ВС ЦК КПК и передачи его новому генсеку заговорили о том, что «все пропало» – в партии бесповоротно победила группировка «принцев-шанхайцев» во главе с новым генсеком товарищем Си и стоящим за его спиной 86-летним товарищем Цзянем над «комсомольцами-прагматиками», руководимыми уходящим товарищем Ху и его сторонником – премьер-министром Вэнь Цзябао. А это, мол, приведет к усилению то ли рыночных механизмов регулирования экономики и сворачиванию социальных программ, то ли на оборот – к неомаоизму-популизму и торможению рыночных преобразований.
 
 Весьма условно говоря, «принцы-шанхайцы» (тайцзыдан) – это выходцы из семей партийных бонз и соратников Мао Цзэдуна, а также из семей коммунистических богачей, чьими вождями считаются сделавший карьеру в Шанхае уже упомянутый экс-лидер КНР Цзян Цземинь и объявленный его ставленником Си Цзиньпин. «Комсомольцы-прагматики» (туаньпай) – это выходцы из бедных семей, сами сделавшие карьеру во время руководства китайским комсомолом Ху Цзиньтао. 

В 2012 году борьба между этими заметными группировками обострилась. Они обменялись ударами, а скандал между ними захотели довести до раскола те, кто хочет ослабления Китая. В феврале Ван Лицзюнь, китайский чиновник из города Чунцина, отправился в консульство США в Чэнду, попросил политического убежища и передал американцам секретные документы о преступлениях своего босса – «принца» Бо Силая и других партийных чиновников из «клики Цзян Цзэминя». Тогда же Ван сформулировал лозунг: «Рыба умирает, и сеть разорвана». Эта китайская поговорка обозначает одновременное разрушение. В воздухе запахло гражданско-политическим конфликтом.


 Однако съезд КПК показал, что главным в борьбе за власть между различными группировками руководителей является все же умение находить компромиссы. В том числе, и кадровые. О чем и свидетельствуют именно новые назначения в китайском руководстве. Во-первых, уходя от руководства в ВС ЦК КПК, Ху Цзиньтао заблаговременно провел кадровые перестановки в армии, назначив на ключевые должности верных «комсомольцам» генералов.
 
 Во-вторых, с 9 до 7 было сокращено количество членов Постоянного комитета политбюро ЦК КПК – главного коллективного органа китайского руководства. И в нем нет явного превосходства ни «принцев», ни «комсомольцев». «Принца» по происхождению Си, который почти всегда действует как «комсомолец», подпирает новый премьер – чистый «комсомолец» Ли Кэцян. А из оставшихся пяти членов ПК два «комсомольца» и три «принца». Но и это деление – весьма условное. 


 В-третьих, к следующему съезду КПК через пять лет 11 из 25 членов политбюро достигнут 70-летнего возраста и будут вынуждены уйти, вот тогда, может быть, и станет ясно, кто победит.
 
 И, наконец, в-четвертых, именно «научная концепция развития» товарища Ху была объявлена и утверждена XVIII съездом КПК главной доктриной развития. А решения съездов КПК, как мы видим, в Китае привыкли выполнять.
 
 То есть уже сегодня можно говорить, что борьба между группировками за власть всеми доступными способами в конечном итоге свелась к получению большинства в руководящих органах власти не для того, чтобы изменить курс развития, а чтобы получить гарантии собственного пребывания на должностях. И, естественно, собственного благополучия. Курс же развития страны определяется через поиск консенсуса, компромисса и баланса. Уже сегодня заметно вырисовывается еще один принцип руководства Китаем, который, по мнению Ли Чэна, исследователя китайской политсистемы из Института Брукингса, может быть обозначен формулой «одна партия – две фракции». Эдакий аналог привычной для многих стран, в том числе для США, двухпартийности, когда торжествует идея Авраама Линкольна о том, что команда соперников может успешно работать на благо страны «ради достижения общего блага». Популярная китайская газета «Чжунго циннянь бао» («Китайская молодежь»), кстати, эту тенденцию тоже заметила и отметила, что «эта идея просто великолепна и может быть взята на вооружение партийными функционерами, которые должны обучиться искусству компромисса».
 
 Кроме того, плавности передачи власти и преемственности курса способствует еще один намечающийся принцип – поиск преемника, что называется, «через одного». Уже в 2012-м в Китае говорят, что преемником Си Цзиньпина, лидером «шестого поколения» в 2022 году может стать 49-летний член политбюро ЦК КПК Ху Чуньхуа, известный в стране как «маленький Ху Цзиньтао».  Сегодня, как мы понимаем, это не актуально, но Ху Чуньхуа – член Политбюро ЦК КПК и вице-премьер-министр Китая. Пока еще, может быть, до пленума.

И так, между прочим, в Китае и было последние 25-30 лет. Дэн Сяопин преемником назначал Цзян Цзэминя, но имел в виду Ху Цзиньтао. Товарищ Цзян согласился с Ху Цзиньтао, но потом видел его преемником Си Цзиньпина. Ушедший Ху Цзиньтао согласился с товарищем Си, но имеет в виду через 10 лет то ли «маленького Ху», то ли кого-то новенького.

А к руководству Китаем в 2012-2013 годах полноценно приступил Си Цзиньпин. Он тогда заявил о том, что смыслом его работы при построении «социализма с китайской спецификой» будет воплощение в жизнь «китайской мечты», соединяющей в себе национальный дух патриотизма, великое возрождение китайского народа, дух реализации реформ, борьбу с коррупцией и злоупотреблениями и построение мощного государства. «Все члены коммунистической партии должны оставаться верными своим убеждениям, всегда ставить интересы народа превыше всего и возвеличивать славные партийный традиции. ...Мы должны решительно отвергать формализм, бюрократизм, гедонизм и расточительство, решительно бороться с коррупцией и другими злоупотреблениями... Это нелегкая дорога, она проистекает из более чем тридцатилетней практики китайских реформ», – сказал он. Так он и действовал. И он отчитался о построении в многомилионном Китае обществе средней зажиточности – он преодолел там вопиющую нищету.

Товарищ Си – «принц», который, однако, знавал разные времена. Его отец Си Чжунсюнь – революционер, один из отцов-основателей КПК и сподвижник Мао Цзэдуна. Но в 1962 году старший Си, занимавший пост вице-премьера Госсовета КНР, был обвинен в антипартийном заговоре и помещен под домашний арест, а его сын из элитной пекинской школы был отправлен в глухую провинцию «учиться у крестьян» и испытал на себе все тяготы, которые могут выпасть на долю сына «врага народа». Журналисты часто напоминают, что даже отец «сингапурского чуда» Ли Куан Ю после встречи с будущим китайским лидером как-то обронил, что тот производит впечатление «думающего человека, прошедшего через многие испытания и несчастья».


 Дэн Сяопин вернул Си-старшего в политику, и Си-младший пошел вверх по карьерной лестнице. В частности, он прошел аппаратную выучку в Пекине, в развивающихся южных регионах КНР прошел путь от вице-мэра приморского города Сямэнь до губернатора провинции Фуцзянь, руководил провинцией Чжэцзян и почти год был секретарем шанхайского горкома КПК. На всех постах он зарекомендовал себя как сторонник радикальных экономических реформ и получил прозвище «финансовый бог». А Генри Паулсон, который не раз вел деловые переговоры с товарищем Си в качестве министра торговли в администрации Джорджа Буша-младшего, даже называл его «своим парнем» и «человеком, который всегда добивается поставленной цели».

Но Си Цзиньпин не приемлет западную демократию на дух. Хотя дочь его Си Минцзэ под вымышленным именем училась в Гарварде. А сам товарищи Си не является образцом целомудрия и семейной схимы. Он женат второй раз на известной китайской певице Пэн Лиюань, которая, правда, имеет сегодня чин генерал-майора НОАК. 

«Китайскую мечту» товарищ Си 10 лет воплощал по пяти направлениям. В экономике это будет преодоление кризисных явлений и перестройка экспортно-ориентированной экономики на внутреннее потребление, как и подобает развитым странам. В политике – это политреформа по-китайски: укрепление руководящей роли КПК и очищение ее от скверны коррупции и злоупотреблений, а также развитие народного самоуправления через такие специфические китайские органы народного представительства, как народные консультативные советы. В социальной сфере – построение «гармоничного общества»: преодоление чудовищного материально-имущественного разрыва между богатыми и бедными, выравнивание уровней жизни в городах и 700-миллионной деревней, которая как была, так и остается взрывоопасным фактором. Это стимулирование внутреннего потребления через повышение жизненного уровня населения. В культуре – понятно: развитие национального китайского духа и сохранение традиций. Особняком стоит пятое направление – экоцивилизационное строительство. Загрязнение экологии – это главный итог превращения Китая в «фабрику мира» и его главная проблема.

...Это все – задачи, которые Китай решает уже сейчас. И будет решать при Си Цзиньпине. Еще, напоминаю, как минимум 5 лет. А как это у него получится, посмотрим и проанализируем. И по итогам съезда, который закончится 22 октября сего года, и по жизни.


19 октября 2022 г. Москва. Владимир Скачко





Оставить комментарий


Загрузка...

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
*
  • Сегодня
  • Комментируют
  • Читаемое
Загрузка...
ActionTeaser.ru - тизерная реклама