Independent-press.ru | РИА "Независимая пресса" - независимые новости со всего мира
 
  • 08:10 – Патриотизм: вымирание и безысходность Украины 
  • 23:36 – Обреченные Екатерина Великая и украинцы 
  • 22:28 – Хабом по Шольцу и Байдену -- они ответят Эрдогану 
  • 18:31 – Анкара и Москва – партнеры навек. Эрдоган убеждает Европу Путиным и Россией 
2022

В Китае новая эпоха: Си оставил «синь шидай» без Ху. Большого и маленького

В Китае новая эпоха: Си оставил «синь шидай» без Ху. Большого и маленького

Товарищу Си Цзиньпину для обладания всей полнотой власти в Китайской Народной Республики (КНР) разные люди отводят разное время. Одни – до марта будущего 2023 года, когда состоится Всекитайское собрание народных представителей (ВСНП) – заседание парламента страны, который изберет 69-летнего и полного сил Си председателем Китая и Центрального военного совета (ЦВС). 

Другие утверждают, что у Си уже все есть. Он на ХХ съезде Компартии Китая (КПК) избран ее генсеком и главой Военного совета Центрального комитета КПК (ВС ЦК), а значит, в марте утверждение президентом страны и руководителем всех силовиков страны станет формальностью. Он просто сосредоточит в своих руках всю власть в стране: партийную (генсек), государственно-политическую (председатель КНР) и военно-государственную (председатель ЦВС и ВС ЦК КПК).

Тогда же, в марте 2023 года будет избран и премьер Госсовета КНР (правительства). Вместо нынешнего главы правительства 67-летнего Ли Кэцяна все прогнозируют утверждение кого-то из сторонников Си – из шести оставшихся членов Постоянного комитета (ПК) Политбюро ЦК КПК: 63-летнего глава парткома Шанхая Ли Цяна, 66-летнего главы парткома провинции Гуандун Ли Си,  60-летнего начальника секретариата ЦК КПК Дин Сюэсяна, 66-летнего главы Пекинского горкома Цай Ци, 67-летнего идеолога партии Ван Хунина или же  65-летнего секретаря Центральной комиссии по проверке дисциплины Чжао Лэцзи.

Все эти аббревиатуры и указание возраста политиков в Китае очень громоздки для запоминания, но очень важны для понимания общей ситуации. Ведь, согласно китайским законам, есть предельный возраст пребывания на высшей госслужбе (70 лет), которая ограничена 10 годами (двумя сроками по 5 лет). Так соблюдалось неукоснительно до 2018 года, когда товарищ Си смог изменить Конституцию Китая и разрешить себе занимать все свои указанные выше должности на третий срок. Так вот и случилось на ХХ съезде КПК в минувшее воскресенье на пленуме ЦК КПК.

Однако даже в Китае интрига остается до конца. Все дело в том, что сейчас вице-премьером Госсовета КНР работает 59-летний Ху Чуньхуа, которого в Китае еще совсем недавно почетно и уважительно называли «маленьким Ху». На контрасте с «Ху большим» -- лидером партии и страны в 2002-2013 годах Ху Цзиньтао. 

Да-да, того самого товарища Ху, который в последний день ХХ съезда сидел в его президиуме по левую руку от товарища Си и которого два товарища в штатском вывели из зала на глазах изумленного и съезда, и всего мира, который следил за его перипетиями. Вот так вот просто, вроде бы из-за резко ухудшившегося здоровья, взяли за руки уважаемого человека и мягко, но жестко выволокли прочь, он только спел что-то сказать товарищу Си Цзиньпину и похлопать по плечу премьера Ли Кэцяна. В 2012-2013 годах их обоих избрали на свои должности с подачи Ху.

Так в Китае 10 лет назад состоялась передача власти от так называемого «четвертого поколения» (Ху Цзиньтао сотоварищи) «пятому поколению» (Си Цзиньпину и Ли Кэцяну). В этом году должна была начаться передача «шестому поколению», но как видим, товарищ Си тормознул это дело, казавшееся незыблемым последние 30 лет.  С 1989-1992 годов, когда представитель «второго поколения» Дэн Сяопин передал власть «третьему поколению» Цзян Цзэминя.

Как известно, после смерти Мао Цзэдуна («первое поколение») в 1976 году Китай по воле Дэн Сяопина живет по четырем принципам: а) самый главный: «гайгэ кайфан» -- реформы и открытость; б) в мире есть один Китай; в) одна страна – две системы; г) сменяемость, но преемственность власти.  Именно тогда, 30 лет назад установился еще одни негласный принцип обеспечения этой сменяемости и преемственности власти, который позволял сглаживать персональные, региональные, клановые противоречия в среде китайских к руководителям. А именно — поиск преемника, что называется, «через одного». Уже в 2012-м в Китае открыто говорили, что преемником Си Цзиньпина, лидером «шестого поколения» в 2022 году может стать тогда 49-летний член политбюро ЦК КПК Ху Чуньхуа, известный в стране как «маленький Ху Цзиньтао». Или же такой по китайским меркам самый молодой член политбюро, 49-летний Сунь Чжэнцай.

Так было и до этого: Дэн Сяопин своим преемником назначал Цзян Цзэминя, но имел в виду Ху Цзиньтао. Товарищ Цзян в 2002 году согласился с Ху Цзиньтао, но потом видел его преемником Си Цзиньпина в 2012-м. Ху Цзиньтао тогда согласился с товарищем Си, но имел в виду то ли «маленького Ху», то ли кого-то новенького, того же Сунь Чжэнцая. Эти двое по идее и должны были занять должности президента и премьера Китая в будущем 2023 году. Их выдвинуть в этом качестве могли на XIX съезде КПК в 2017 году. 

И выдвинули, но очень по-разному. Сунь Чжэнцая вообще больше нет: 8 мая 2018 года суд города Тяньцзинь вынес ему приговор — пожизненное заключение за взятки. В сумме 170 млн юаней (порядка 26,7 млн. долл.). Суд также постановил конфисковать имущество подсудимого. А вот «маленького Ху» в 2017-м не тронули, только вывели из состава Политбюро ЦК КПК и перевели на правительственную работу – вице-премьером. И «большой Ху», наверное, следил за своим «маленьким» протеже, и вот обоим им не исключено, пришел конец. Может быть, всего лишь политический.

Вот в этом был весь тайный смысле манипуляций с Ху Цзиньтао на ХХ съезде КПК – Си Цзиньпин демонстративно и публично прощался и с предшественниками, и с их курсом развития страны, и с возможными преемниками-конкурентами из их числа.  

Конечно, в марте 2023 года может случиться чудо, и товарищи Си для преодоления раскола в китайских элитах по социальному («принцы» и «комсомольцы») или региональному происхождению может продавить назначение «маленького» Ху Чуньхуа премьером Госсовета (главой правительства). «Комсомольца» при себе – «принце». Но это, как говорится, вряд ли – власть Си сейчас крепка, как никогда. Он – ее олицетворение.

Но главное даже не это: курс развития Китая при Ху Цзиньтао сейчас подвергается в оценках пересмотру и ревизии. «Большого Ху», при котором Китай развивался семимильными шагами (роста ВВП доходил до 11-11,5% в год) и удивлял весь мир, обвиняют во всех недостатках, которые сегодня досаждают Китаю. И противопоставляют правильному курсу Си.

Директор Института стран Азии и Африки МГУ, востоковед Алексей Маслов о времени «большого Ху» сказал: «Это был период роста коррупции, плановости, в том числе усиления региональных кланов, поэтому, возможно, многие причины нынешнего замедления Китая лежат именно в том десятилетии. Не случайно сегодня действительно перед лицом сотен телекамер Ху Цзиньтао в прямом смысле вывели из-за стола президиума…  В общем, это, конечно, публичное унижение, хотя очень многие говорят о том, что речь идет всего лишь о том, что Ху Цзиньтао себя плохо чувствовал». 

Как бы не так! Си выводил из зала свое прошлое, перечеркивал свои былые обязательства и расчищал собственной путь в будущее, которое он обозначил. И с которым в Китае вроде бы сегодня согласны.

И согласны с Си не только элиты, но и народ. Потому что за свои первые 10 лет команда Си сделала невозможное – реально построила «сяокан» -- среднезажиточное общество. То есть фактически победила вопиющую бедность. Хотя чудовищное расслоение на очень бедных и очень богатых осталось в наследство от десятилетки Ху Цзиньтао, когда о преодолении бедности лишь говорили, но мало что делали. 

Кроме того, каждое поколение руководителей в Китае вносило что-то свое в теоретическое наследие марксизма-маоизма – идеологии, на основе которой строится социализм с китайской спецификой. 

Идеи Си уже назвали «марксизмом XXI века» и «квинтэссенцией китайской культуры и китайского духа». Сам он свой вклад называет «синь шидай» -- «новая эпоха». И формально это часть более широкой идеологемы -- «построение социализма с китайской спецификой в новую эпоху». ХХ съезд в своей резолюции так и записал: «Съезд одобряет внесение в Устав партии содержания о новых результатах развития идей Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой новой эпохи со времен XIX съезда партии для того, чтобы еще лучше демонстрировать достижения, которые были получены ЦК КПК».

Тот же востоковед Маслов о новой политике Си сказал: «Уходит Ли Кэцян, премьер-министр Китая, ему сейчас 67 лет, это далеко не глубокий возраст по китайским понятиям, раньше срока его убрали из обоймы… Возобладала жесткая линия на усиление национальной экономики, национальной политики, на усиление идеологии и на более жесткую политику в отношении США. Из состава Политбюро ушел целый ряд людей, которые достаточно тесно общались с США и, вероятно, не отстояли позиции Китая». А китайский блогер, пишущий под именем Ли Гуанмань, был еще категоричнее: «Изменения смоют всю пыль; рынок больше не будет раем для капиталистов, которые могут обогатиться за одну ночь; сцена перестанет быть раем для женоподобных звезд, а пресса – местом для поклонения западной культуре». 

Другими словами, Китай, вволю нагулявшись на глобалистских либеральных пампасах, возвращается к традиционным ценностям, понятиям и представлениям о жизни и мироустройстве. Даже главный принцип – реформы и открытость – теперь можно интерпретировать, как «реформы и закрытость». Си условно разделил историю Китая на два периода: период развития реформ до 2012 года (от Дэн Сяопина до Ху Цзиньтао) и период кардинальной перестройки модели, исправления перегибов, перекосов и побочных эффектов реформ, начавшийся после 2012-го. С наступлением и воцарением его «синь шидай» -- времени укрепления всего национального и в первую очередь – безопасности страны. В соединении национального и глобального, духовности и прагматизма, накопленного опыта с достижениями науки и техники, традиции и технологических прорывов.

Си собирается на новом витке истории Китая опять перезалить в экстазе и смешать воедино марксизм, маоизм, конфуцианство и врожденный национализм, очистив их от западного консюмеризма и глобалистского прагматичного цинизма. Как заметили обозреватели, на место всего, что за прежние годы ускоренных реформ и «двадцатилетия триумфа» (реформы Цзян и Ху) было признано наносным и чуждым, должны прийти традиционные китайские модели отношений и ценностные ориентиры. Это, скажу вам, та еще задача – китайская по задумке и размаху

Обеспечение же безопасности свелось к вопросу окончательного возвращения Тайваня под юрисдикцию КНР. Си не просто допустил военное и силовое решение этой проблемы, но и внес этот вопрос в Устав КПК. То есть решение тайваньского вопроса стало делом чести и обязанностью каждого члена почти 100-миллионой партии. А чтобы все ладилось сноровистее, съезд решил ускоренно модернизировать народно-освободительную армию Китая (НОАК): не к 2030-му, а к 2027 году перевести ее на все современное и самое передовое вооружение, и технику. Чтобы было, значит, с чем и как присоединять непокорный остров по принципам «в мире есть один Китай» и «одна страна – две системы».

До марта у Си есть еще время, чтобы порешать кадровые неувязки и проблемы. И он будет этим заниматься, в этом можно не сомневаться. Поможет ли это Украине и России решить свои проблемы? Это очень противоречивый и запутанный узел хитросплетений и интересов. По большому счету, вряд ли можно рассчитывать, что Китай станет на чью-то сторону. Ему это делать незачем: пока США связаны Украиной в противостоянии с Россией в Европе, они меньше внимания, сил и ресурсов будут уделять Тайваню, не желая вести войну на два фронта.

Для России Китай – и так естественный союзник, который покупает ее энергоносители и во многом держат на плаву энергетические доходы госбюджета. Китаю же от России может понадобиться ядерный зонтик, если у США совсем уж сорвет крышу. И это пока привязывает Китай к России, но все может кардинально измениться, если военная реформа НОАК превратит ее в современную армию, способную самостоятельно противостоять США.

Украину же, как, впрочем, и всю уже почти «обезжиренную» американцами Европу Китай просто может купить. Всем гамузом, как говорится. Завалить своим инвестициями, которые Европа может пустить на закупку дорогого американского сжиженного природного газа (СПГ). Но, скажите на милость, зачем это Китаю? Для Украины этот вопрос звучит, как некролог…


24 октября 2022 г. Москва. Владимир Скачко




*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).



Оставить комментарий


Загрузка...

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
*
  • Сегодня
  • Комментируют
  • Читаемое
Загрузка...
ActionTeaser.ru - тизерная реклама