Independent-press.ru | РИА "Независимая пресса" - независимые новости со всего мира
 
  • 23:30 – Украине предложен парный танец «Зеляпор». Пока США определятся 
  • 20:26 – В расширении НАТО виноват Путин 
  • 11:30 – «Супер-меню» Зеленского: нары для Порошенко и «Минск-2» для Украины или продолжение войны? 
  • 23:28 – В поисках дополнительной легитимации пока провал 
Стратегическое управление эффективностью персонала 2021

Украина выпадает из мировых раскладов. Но Зеленский стремится к Путину через «трубу»

Украина выпадает из мировых раскладов. Но Зеленский стремится к Путину через «трубу»

Президент Украины Владимир Зеленский снова настойчиво напрашивается на встречу с президентом России Владимиром Путиным. В любом формате и где угодно. И очень надеется, что на этот раз ему поможет добиться вожделенного рандеву газопровод «Северный поток-2» («СП-2»).

Об этом Зеленский заявил 15 декабря 2021 года во время общения с прессой в Брюсселе, где он довольно насыщенно проводил время, то пытаясь реанимировать усеченный «нормандский формат» с президентом Франции Эмманюэлем Макроном и канцлером Германии Олафом Шольцем, то чрезмерно активничая на полях саммита «Восточного партнерства».

Вот пообщавшись со многими уважаемыми людьми, Зеленский и выдал насчет «трубы» и потаенное: «Он («СП-2» — Авт.) сегодня находится в руках лидеров некоторых стран Европы. И канцлер Шольц в этом вопросе играет одну из важных ролей. Я бы благодаря такому инструменту мог бы организовать встречу с президентом России, где какие-то подвижки в выполнении того же «Минска» («Минск-2» — Авт.) или другие шаги для окончания военного конфликта на востоке страны могли бы быть решены».

В Москве это на стало неожиданностью. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков ответил уже почти автоматически: «Путин остается открытым для диалога, мы заинтересованы в диалоге. Но любой диалог должен быть: а) — понятен; b) подготовлен; с) ориентирован на достижение конкретного результата».


Это фактически и точная калька с российского отношения и к саммиту «нормандской четверки», которым тоже почти бредит глава Украины. Россия от Украины и прочих «нормандцев» хочет выполнения обязательств, которые Киев на себя взял в декабре 2019 года, и заранее согласованного со всеми сторонами итогового документа. «Нам не нужен саммит ради саммита» — вот российский рефрен, который начал повторять уже и Зеленский. Но тем не менее он, как говорится, хоть чучелом, хоть тушкой стремится попасть в Москву и тем самым (публичным рукопожатием Путина) и подчеркнуть свою, как ему кажется, «европейскую и мировую значимость» (какие люди со мной ручкаются), и подкрепить свои рейтинги внутри Украины, где президент России для тамошней элиты — и бог, и царь, и герой.

Почему? Ответ, как мне кажется, кроется в трех все более заметных геополитических тенденциях, которые нарастают, но касаются Украины лишь постольку, поскольку она пытается всунуть свой нос в геополитические отношения между мировыми центрами силы и их подпевалами. Да и сама она уже практически потеряла свою суверенную субъектность на международной арене и — это, пожалуй, самое главное! — превратилась в покорный и безропотный инструмент в руках одного такого центра — США, которые воюют с другим центром — Россией.

Во-первых, международная политика все больше и больше переходит на более высокий уровень принятия решений — на уровень хозяев положения — США, России и Китая, которые и определяют все важные и актуальные тенденции в новом многополярном мире. Все, что может (или должно) происходить в этом новом дивном мире, решают на самом высоком уровне и в тайне от всех остальных.


Суть этих геополитических телодвижений сводится к трем задачам: а) подтвердить свое лидерство; б) мобилизовать своих союзников по всему миру; в) заручиться в борьбе с оппонентом, привлекая на свою сторону либо одного из этой троицы (либо Россия с Китаем против США, либо США с Россией против Китая, США и Китай против России могут только поодиночке), либо четвертного геополитического гиганта — Индию, которая позиционирует себя как «стратегическую конструктивную автономию», которая современной геополитике ищет «среднюю точку». То есть не хочет ни с кем воевать против третьих сил, но не позволяет себя кому-то использовать в такой борьбе.

Вспомните только двухсторонние встречи и переговоры лидеров этой тройки за последние полгода: 16 июня в Женеве встретились Владимир Путин и Джо Байден, а уже 28 июня Путин провел с лидером Китая Си Цзиньпином видеоконференцию, весьма символично приуроченную 20-летию Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между двумя странами.

Потом Байден запросил видеоконференцию с Путиным 7 декабря, и российский президент согласился, но 6 декабря отправился с визитом (вторым очным за время пандемии коронавируса, первый был в Женеву к Байдену) к премьер-министру Индии Нарендрой Моди. Его, индийского националиста в хорошем смысле этого слова, не зря называют иногда «индийским Трампом» за то, что он хочет превратить свою страну в чью-то полностью зависимую союзницу даже в борьбе против извечного врага — Китая.


Россия и Индия по итогам этого визита смогли подписать важнейшие документы о сотрудничестве, в том числе — и военном, то уравновесил американский крен в индийской политике. А перед визитом Путина свою встречу очень символично провели в формате «2 на 2» глав МИД России и Индии Сергея Лаврова и Субраманьяма Джайшанкара, а также министра обороны РФ Сергея Шойгу и его индийского коллеги Раджнатха Сингха.

Далее 16 ноября Байден проводит видеопереговоры с Си Цзиньпином и 7 декабря — с Путиным. А уже потом Путин 15 декабря провидит видеомост с товарищем Си, а Байден сразу же просит Путина о новой встрече в любом формате. Москва соглашается и утверждает, что согласовывает время и условия встречи.

И что характерно: то, о чем говорят между собой эти лидеры, они сообщаю только своим союзникам (если хотят) и друг другу. Чтобы, значит, недомолвок было меньше, и никто ненужный не путался под ногами.

Во-вторых, сходят на нет или, по крайней мере, уменьшаются роль и значения старых межгосударственных организаций и союзов. Как минимум, они запараллеливаются структурно и регионально, в полном соответствии с местонахождением врагов. Например, США, привязывая к себе НАТО и Евросоюз в Европе в борьбе с Россией, а на Востоке для борьбы с Китаем либо создают новые, как AUKUS (Австралия, Великобритания, США), либо реанимируют созданные загодя, как QUAD — четырехсторонний диалог по безопасности (Quadrilateral Security Dialogue или Quad group of nations), — стратегический диалог между Австралией, Индией, США и Японией, инициированный еще в 2007 году японским премьером Синдзо Абэ якобы для обсуждения проблем безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе.


У России, кроме Союзного государства с Белоруссией в Европе, и в азиатском регионе тоже есть «свои» структуры — ЕАЭС (политика и экономика), ОДКБ (оборонный союз), ШОС и БРИКС (международное сотрудничество). Причем последние структуры покрывают и Китай, и Индию.

А, например, Индия входит и в условно пророссийские и в откровенно проамериканские структуры: она — член QUAD и приняла активное участие в его работе на саммите в Вашингтоне в сентябре этого года, когда стороны договорились о сотрудничестве в космосе и киберпространстве, по преодолению пандемии и восстановлению экономик, в инфраструктурных проектах, борьбе с изменением климата, в образовательных обменах. Но параллельно Индия продолжает тесное и конструктивное общение в рамках БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка) и даже РИК (Россия — Китай — Индия).

При этом президент Байден 9-10 декабря организовывает «Саммит за демократию», на котором проводит вполне открытый раздел мира на «своих» и «чужих», но ни Россию, ни Китай на мероприятие не приглашает, а Индия участие в нем принимает. Она для Байдена — «своя», а Китая и Россия — «враги». Но все трое на США внимание, конечно, обращают, но исходят в реальной политике из своих интересов. А в Москве постепенно подходят к реализации принципа «Россия никогда не сделает ничего, что нанесло бы ущерб для Китая». Но с оглядкой и на Индию. Это тонкая, но, как видим, вполне возможная политика, если не стремиться что-то кому-то диктовать, а заинтересовывать.

В-третьих, Украина при таких раскладах полностью из них выпадает и остается только шумным, но второстепенным инструментом воздействия на Россию, объектом, а не субъектом политики, картой на столе, а не игроком за столом. Не более того.

И даже шумиха и возня вокруг газопровода «СП-2» ей тут не подмога. Потому что газопровод и возня вокруг него уже фактически переформатировали и структуру газового рынка не только Европы, но мира, и основы ценовой политики в газовой энергетике. Незапуск «СП-2» по политическим мотивам привел к чисто экономическим последствиям — «труба» практически уравняла европейский и азиатские рынки по цене.

И актуальность «трубы» снижается даже для России и ее «Газпрома». И потому, что энергетический кризис, который привел к росту цена на российский трубопроводный природный газ (ТПГ) и отток американского сжиженного природного газа (СПГ) на более дорогие рынки в Азию. Это позволило «Газпрому» показать доходы почти в 40 млрд долл. за это неполный год. Это почти в четыре раза больше, чем затрачено на строительство «СП-2».

И цены продолжают расти, а зима только началась. И потому, что «Газпром» теперь спокойно может переориентироваться на Азию, на тот же Китай. И Путин с товарищем Си во время крайнего видеосаммита не только осудили игрища вокруг «СП-2» и НАТО в угоду США, а также байденовский «Саммит за демократию», но и поговорили о «вечном» и приземленном — обсудили поставки российского зерна в Китай, проект газопровода «Сила Сибири-2», создание независимой финансовой инфраструктуры для российско-китайских торговых операций, сопряжение интеграционных инициатив Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и китайской инициативы «Один пояс — один путь», наращивание товарооборота, объем которого с начала 2021 года уже превысил показатели рекордного 2019-го. Путин и Си согласились, что это здорово, когда обе страны готовы инфраструктуру на границе между ними превратить «в пояс вечного мира и добрососедства».


И с Индией у России дела налаживаются и выходят из застоя. Россия вернулась на позицию главного партнера Дели в военно-технической сфере. И поскольку за эти годы Индия стала крупной космической державой, Путин и Моди обсудили двухсторонние проекты создания космических станций и прочего освоения космоса, в том числе Луны.

Конечно, картина нового мира еще подвергнется коррекции и неизбежным изменениям. Но общей тренд понятен. И где здесь, скажите на милость, Украина, страшно уповающая на НАТО и Евросоюз, которые-де не позволят запустить «СП-2»?

Вот то-то же. Сколько бы Зеленский не старался. Тем более что «запуск «трубы» опять переносят и говорят, что теперь уже на сентябрь 2022 года. За это время столько не только воды, но и газа может утечь.


18 декабря 2021 г. Москва. Владимир Скачко





Оставить комментарий


Загрузка...

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
*
  • Сегодня
  • Комментируют
  • Читаемое
Загрузка...
ActionTeaser.ru - тизерная реклама